Журналист – не профессия, а образ жизни

3fa38f29d66f

Творческий вечер Владимира Познера, организованный «Клубом живых», проходил в Доме Ученых как раз накануне предрекаемого конца света. Так что вопрос о нем был ожидаем, но звучали совсем противоположные: от глобальных «Какое будущее у России?» до вполне конкретных «В какой стране школьная образовательная система лучше?». Что касается первого и подобных вопросов, то Познер всячески давал понять, что он не мессия, не прорицатель, да и задача журналиста – а он, в первую очередь, считает себя тележурналистом – не навязывать собственное мнение, а информировать зрителей, чтобы те как можно больше понимали происходящее. « Я никогда не использовал телевидение как трибуну, чтобы высказать свою точку зрения», — пояснил он, и образно сравнил журналиста с цепным псом, который лает, если что-то не так, но исправить ничего не может. Тем самым он сразу отметал извечный русский вопрос: «Что делать?», который по тем или иным поводам звучал из зала. Например, что делать с коррупцией? «А что вы предлагаете с ней делать? — обратился он в зал, — Ругать воров и жуликов? Тот разгул коррупции не был бы возможен, если бы не шел с самого верха. А «верх» разве будет бороться сам против себя?»

Его упорно пытались вывести на политические темы, спрашивали о демонстрациях протеста, о развитии протестного движения в стране. «Протестное движение есть, а его развития я не вижу, — отвечал Владимир Владимирович, как всегда, избегая категоричных, безапелляционных заявлений. – Не вижу и достойных лидеров, за которыми мне, например, хотелось бы пойти». Категоричен он только в одном: «Я не желаю, чтобы на меня наклеивали ярлыки: «пропутинский» журналист, «антипутинский»…

Звучали имена так называемых «лидеров» протестного движения. Скепсис по отношению к ним обусловлен в целом настороженностью Познера к людям, стремящимся к власти. Ими движет либо любовь к власти как таковой со всеми ее привилегиями, либо так называемый «мессианский комплекс» — страсть указывать людям, что и как им делать. Владимир Познер вспомнил свою встречу, правда, не в телеэфире, с Алексеем Навальным, который «знает, что надо делать, чтобы всем хорошо жилось». «Но мне не захочется жить так, как вы хотите», — пытался возразить ему Владимир Владимирович. «Вам понравится», — был ответ. Кстати, по той же причине ему неинтересен как собеседник и Владимир Жириновский, хотя рейтинг передач с его участием неизменно высок.

Пожалуй, основным лейтмотивом всех его суждений было то, что нельзя навязывать какие-либо действия, поступки – человек должен сам думать, размышлять, иметь свои взгляды. Вот и школа должна учить детей «не только, что дважды два четыре, но и почему», то есть, учить думать. Такой подход свойственен, прежде всего, ученым, а сам Владимир Познер когда-то готовился им стать – идти по стопам физиолога И.П.Павлова, постигать тайны человеческого мозга. И хотя окончил биофак МГУ, еще на 3 курсе понял, что быть ученым – все же не его призвание. Тем не менее, естественнонаучное образование ему много дало в плане общего понимания мироустройства.

Так что неудивительно, что Владимир Познер оказался столь близок по духу нашей обнинской аудитории – думающей, интеллигентной и, кстати, далеко не старой. Мне почему-то казалось, что общение с таким человеком как Познер заинтересует, в первую очередь, поколение, выросшее в советское время. Ведь и он — оттуда. Правда, попал в Россию лишь за пару месяцев до кончины Сталина, а до этого — родился в Париже, жил в Соединенных Штатах, в Германии. Мать – француженка, отец – сын эмигранта, бежавшего из революционной России. Когда-то, по приезде в Советский Союз в 53 году, его ужаснули условия жизни в коммуналке. Наверное, не только они. И по-русски он в то время практически не говорил. И потом в течение 38 лет был «невыездным» из-за отказа сотрудничать с «органами». Но как-то очень тронул его вопрос из зала: «За что сегодня можно любить Родину, когда все здесь так плохо?». «Это ненавидят за что-то, а любят просто потому, что любят».

У В.Познера три гражданства – французское, американское и английское. Свободно ездит по миру. Но работает именно здесь, в России. Почему? Ответ был искренним: «Здесь у меня есть авторитет, популярность влияние, а кто меня возьмет на телевидение, например, во Франции, да еще в таком возрасте?» А по поводу гражданства Россия не перестает его удивлять: она – единственная страна, где вопрос гражданства – вторичный. И в то время, как в любой другой стране мира именно оно служит объединяющим началом, у нас — разъединяет. На переднем плане — национальный вопрос – самая серьезная проблема на сегодня в России, считает Владимир Познер: «Такого уровня шовинизма и расизма, как в России, я нигде не видел».

Если тема национальности в нашем многонациональном государстве, увы, действительно стала «больной», то тема демократии, скорее, перешла в теоретическую плоскость. Ну, нет у нас демократии и, если будет, то нескоро. «Нельзя ее декретировать, — считает Познер, — мы сами в большинстве своем не демократы, думаем не демократически, живем в стране, где никогда не было демократии». Он привел свой давний разговор с Б.Н.Ельциным:

- Борис Николаевич, вы демократ?

- Нет, конечно. Вы знаете, в какой стране я родился и вырос, в какой партии состоял…

Познер посчитал такой ответ по-настоящему умным и честным — «он не может отрубить свой «хвост», и опять же обратился к залу: «Подумайте, насколько вы сами демократичны».

От общечеловеческих тем перешли к вопросам личного характера:

- О чем мечтаете?

- Чтобы все дети в мире были счастливы, тогда и мир будет иным.

- А для себя лично?

- Чтобы родные не болели, чтобы, когда наступит час, умереть быстро, не мучаясь и не обременяя близких…

Кто-то из зала задал вопрос, который каждый раз звучит в конце познеровского телеэфира: «Что вы скажете Богу?» Оказывается, Владимир Владимирович его устыдит: «Если все делается с твоего согласия, то как ты допустил, что 200 тысяч человек, в том числе, ни в чем неповинных младенцев, погибли во время цунами? Не с твоего ли позволения в Африке гибнут от голода дети? Как тебе не стыдно?!»

Понятно, что Владимир Владимирович – убежденный атеист и эта умозрительная беседа с богом – лишь попытка высветить ту несправедливость в мире, которую никто не в силах изменить. Атеистические убеждения – от отца-коммуниста, а мать была католической веры, так что Познер был крещен по католическому обряду. И в ответе на вопрос о предстоящем праздновании Нового года и Рождества он во многом основывался на впечатлениях раннего детства: «Для меня Рождество (католическое) – это праздничная елка и наутро – долгожданные подарки под ней. Новый год – хороший праздник, но все же не то, что Рождество».

Наш корр.

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha