Ф.А.Козлов — жизнь в темпе быстрых нейтронов

Дина Габрианович

Конец мая ежегодно прибавляет ровно год к возрасту нашего градообразующего института, родоначальника нашего города Обнинска – Первого наукограда России.

Государственный научный центр Физико-энергетический институт основан в 1946 году для создания и развития атомной энергетики и решения научно-технических проблем, возникающих в связи с развитием новой отрасли.

С пуском Первой в мире АЭС в Обнинске все мировое научное сообщество шагнуло в новую эру мирного использования энергии деления атомного ядра. Ученые ФЭИ невиданными темпами развивали науку и технику, используя новый источник получения электроэнергии с помощью судовых, космических и наземных ядерно-энергетических установок. Под руководством больших ученых А.И. Лейпунского, Д.И. Блохинцева, И.И. Бондаренко, В.Я. Пупко, Г.И. Марчука, В.И. Субботина, В.С. Ляшенко складывались научные школы. Их яркие представители по сей день в строю и передают опыт и традиции молодым.

С одним из таких ученых – доктором технических наук, профессором, Лауреатом государственной премии, советником директора Института ядерных реакторов и теплофизики Федором Алексеевичем Козловым мы беседуем в преддверии 66-летия ФЭИ.

Дорога в науку шла через войну

«Мы возвращались из эвакуации, а навстречу шли эшелоны с воинами-победителями на войну с японцами», — вспоминает детство Федор Алексеевич. Он родился в деревне Хохлово Псковской области. Десятилетним подростком увидел войну и связанные с ней лишения. Отец ушел на фронт, сын с мамой отправлены в эвакуацию на Северный Урал. А там: летом работа в колхозе, ребята управлялись с лошадями, а снежной морозной зимой каждый день – за несколько километров в школу пешком. В 1943 году письма от отца перестали приходить: он погиб, пропал без вести, находясь в действующей армии. С одним из последних писем он прислал небольшие деньги, написал: «Мария, купи сыну лыжи, чтобы легче добираться до школы».

Заканчивал учебу Федор Алексеевич, вернувшись из эвакуации в Карелию в Ляскельской школе Сортавальского района, на бывшей финской территории, с бесспорным желанием учиться дальше.

«С учетом финансового положения послал документы в Высшее военно-морское училище в Ленинграде, но недоставало справки о гибели отца, и потому, к экзаменам не допустили», говорит Ф.А.Козлов. Поступил Федор Алексеевич в Ленинградский политехнический институт на физико-механический факультет. Он был успешно окончен с «красным» дипломом в 1956 г. В ЛПИ приезжали «вербовщики» и уговорили несколько человек с факультета поехать на работу в Малоярославец I (будущий Обнинск).

Однако здесь Федора Алексеевича ожидало некоторое разочарование: медицинская комиссия по состоянию здоровья не допустила к работе с ионизирующими излучениями. Так он попал к теплофизикам в лабораторию П.Л.Кириллова в отдел, которым руководил В.И.Субботин (будущий академик). Но никогда об этом не пожалел.

Старт

Началась работа; что сразу поразило молодого специалиста, так это «сверхвеликое желание работать у подавляющего большинства сотрудников и огромное доверие молодым. Мне было поручено заниматься технологией натриевого теплоносителя применительно к быстрым реакторам. Уже шли работы по созданию атомного реактора на быстрых нейтронах БР-5. Мне, еще не имевшему опыта работы, приходилось ездить к главному конструктору в КБ Грабина, решать конкретные задачи».

Надо сказать, что начинать пришлось не совсем с азов с точки зрения технологии теплоносителей. К этому времени в ФЭИ уже была создана крупнейшая в Союзе (возможно, вторая в мире после американцев) база экспериментальных стендов и установок по исследованию жидкометаллических теплоносителей. Претворялась в жизнь идея академика А.И.Лейпунского о перспективности быстрых реакторов с жидкометаллическим натриевым теплоносителем и с натрий-калиевым применительно к реакторам космического назначения. В институте ставились и решались грандиозные задачи на перспективу и по конкретным проектам.

В 1959 году БР-5 был успешно запущен. Участие в этих работах обогатило хорошим практическим опытом Ф.А.Козлова. Его приглашали перейти работать на реактор. Однако В.И.Субботин не отпустил, поскольку дорожил квалифицированными кадрами, их ростом и профессиональными знаниями.

«Что характерно, в этот период жизни института, — отмечает Ф. Козлов, — наблюдалось обилие семинаров, обсуждение научных вопросов в коллективах, у руководителя, приглашение известных ученых и специалистов к дискуссиям и обсуждениям. И при этом соблюдался высочайший темп работ». То есть, шла кипучая работа в теоретическом и практическом плане.

После пуска БР-5 у Ф.А.Козлова накопилось много экспериментального материала, требующего теоретического осмысления, к тому же В.И.Субботин торопил, призывая готовиться к защите кандидатской диссертации. Примерно за полгода диссертация была написана, отпечатана и защищена. А через год научная группа, руководимая Федором Алексеевичем, была преобразована в лабораторию под его же руководством. Старт оказался успешным.

Обнинск навсегда

И далее вся жизнь, работа оказались связаны со строительством в стране реакторов на быстрых нейтронах, отработкой технологии теплоносителя, контроля за содержанием в нем примесей. Задачи нарастали, словно снежный ком. Работы было много — интересной, значительной. Началось строительство БН-350 (Актау, Казахстан) и БОР-60 (Мелекесс). Приходилось много и подолгу бывать в командировках и, кроме того, «просвещать» проектировщиков в «ОКБМ Африкантов» в городе Горьком (ныне Нижний Новгород). Ф.А.Козлов и Л.Н.Усачев читали там циклы лекций — каждый по своей тематике, зато домой возвратились на новенькой «Волге», приобретенной на Горьковском автозаводе (ГАЗ) для И.И.Бондаренко. Работы по БОР-60 начались несколько позже, чем по БН-350.

«Но благодаря настойчивости О.Д.Казачковского (тогда директора НИИАР) БОР-60 был пущен раньше, чем БН-350, и это был большой успех. Я оказался в числе одиннадцати специалистов, удостоенных в 1974 г. Государственной премии СССР «За разработку и создание экспериментального быстрого реактора БОР-60». Когда отмечали в Москве Высокую награду, первый тост был за О.Д.Казачковского, который снял свою кандидатуру на госпремию в пользу одного из награжденных. Скромность и столь высоконравственные поступки были свойственны советским ученым, к тому же, прошедшим войну.

К чести награжденных и всех создателей этого реактора следует отметить, что их детище по сей день в строю. На нем не только проводятся эксперименты по современным тематикам, но и вырабатывается электроэнергия, что поддерживает экономику института. В памяти Федора Алексеевича осталось множество впечатлений, связанных с физическим и энергетическим пусками установки БН-350. Главные из них связаны с неполадками, которые приходилось срочно устранять. Там довелось поработать многим специалистам из ФЭИ и высокого руководства вплоть до министра Славского.

По быстрой тематике под руководством ФЭИ были созданы: опытный быстрый реактор БОР-60, БН-350 – первая в мире АЭС с энергетическим реактором на быстрых нейтронах (в Казахтане), быстрый реактор БН-600 в энергосистеме Среднего Урала, космические реакторы-преобразователи «Бук» и «Топаз». Бурное развитие строительства АЭС с быстрыми реакторами во многих странах мира стимулировалось тесным международным сотрудничеством ученых. Активное участие в этих работах позволило Ф.А.Козлову побывать во Франции, Америке, Германии, Чехословакии, Индии, Китае, увидеть мир, поделиться своими знаниями и опытом.

«Работа в ФЭИ всегда была сложная, напряженная, ответственная и интересная, — заключает Федор Алексеевич. — Да и сама жизнь в Обнинске была интересная, насыщенная. Увлечения рыбалкой, лыжами, садом-огородом. Прекрасная природа, и рядом Москва».

Федор Алексеевич – человек общительный, отзывчивый и коммуникабельный, неплохо поет, а еще и пишет стихи — лирические и гражданственные. Человек он мужественный и трудолюбивый, несмотря на некоторые неполадки со здоровьем, еще в прошлом году всех «своих» накормил огурчиками. А семья у него большая: сын, дочь, пятеро внуков и двое правнуков, так что в трудную минуту всегда подставят плечо, а сам он их самозабвенно любит и очень ценит всех, кто сопровождал его по жизни: маму, которая всегда была рядом и прожила почти 95 лет, школьных учителей и институтских преподавателей, коллег и старших товарищей по работе. Он кавалер ордена Трудового красного знамени, награжден медалью «За трудовое отличие» и бронзовой медалью ВДНХ СССР. Человек он позитивный и считает, что хотя перестроечные годы и распад Советского Союза нанесли урон Российской науке, снизив её международный престиж, тем не менее, в последние годы чаша весов склоняется в положительную сторону, в институте появляется финансирование, существенно повысились зарплаты и делается ставка на молодежь. Удалось привлечь около 600 человек сотрудников в возрасте до 35 лет. Несмотря на солидный возраст, Федор Алексеевич активно трудится и старается сохранять лучшие традиции в организации научной деятельности, во взаимопонимании ученых и в доброжелательном отношении к молодым.

Успехов и новых надежд вам, Федор Алексеевич!

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha