Объединение усилий ради исцеления больных

1

В Медицинском радиологическом научном центре Минздрава РФ идут преобразования в связи с решением об объединении трех институтов. Его директор, и одновременно директор МНИОИ им. П.А. Герцена, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, Заслуженный врач РФ Андрей Дмитриевич Каприн решает довольно сложную задачу объединения институтов для наиболее эффективного использования их научного и клинического потенциала. Эффективного, прежде всего, конечно, для пациентов. Мы беседуем с Андреем Дмитриевичем о перспективах деятельности – и научной, и клинической – в рамках объединенного учреждения.

- Андрей Дмитриевич, хотелось бы узнать Ваше мнение как ученого и как врача-клинициста о перспективах новой структуры.

- Как известно, в медицине, да и в любой другой сфере, в Москве конкуренция достаточно большая, и многие вещи в нашей системе онкологической помощи были дублированы. Поэтому в последнее время существует проблема, с одной стороны, недостаточной загрузки центра в использовании коечного фонда при том, что коллектив сильный, хороший и мог бы оказывать медицинскую помощь в гораздо большем объеме. С другой стороны, в разных учреждениях нашего профиля существуют разные подходы, в том числе, и в отношении стандартных протоколов ведения пациентов, даже некая ревность, которые мешают эффективному перераспределению пациентов по этим учреждениям, и как итог — большие сроки ожидания в очереди по некоторым локализациям, порой до шести месяцев. Мы объединяемся в первую очередь для решения этой главной задачи – более оперативной и эффективной помощи населению.

Объединение институтов дает нам возможность большего маневра, больные из очереди будут направляться на имеющиеся койко-места в рамках единого учреждения и получат одинаковое лечение, по единым протоколам, конечно, при соответствующем обновлении материально-технической базы МРНЦ.

После объединения трех институтов количество коек в общей сложности составит 1400, тогда как в МРНЦ сейчас около 400 коек. Соответственно, увеличивается количество клиницистов по каждому из направлений. Отбор больных тоже пойдет быстрее, поскольку их потоки будут скоординированы. У нас будет единый колл-центр, который мы сейчас формируем. С его помощью можно будет оперативно вызывать больных по определенной локализации. В итоге мы ожидаем значительного увеличения пропускной способности в рамках нашего объединенного центра.

Одновременно мы сможем использовать сильные стороны каждого из учреждений, опять же, в интересах пациентов. В Институте имени Герцена сильнее хирургическая составляющая, здесь, в МРНЦ, была очень мощная радиологическая служба, но парк аппаратуры за эти годы устарел и нуждается в обновлении. Так что пока будет идти процесс технического перевооружения обнинского центра, институт имени Герцена в этом плане будет страховать своих коллег, принимая их больных по некоторым показаниям, с которыми пока проще решить вопрос в Москве. И наоборот, после модернизации определенная часть пациентов будет направляться в Обнинск для более оперативной и эффективной помощи на новейшем оборудовании.

Что касается научной деятельности объединенной структуры, то, прежде всего, нам предоставляется возможность вести более масштабные исследования с большими когортами для наблюдений. В плане науки это очень актуально. Кроме того, открываются перспективы получения больших грантов на научные исследования. Как заявил наш президент Владимир Путин, вся наука будет финансироваться за счет грантов. Не зря сейчас создан Российский научный фонд (РНФ), который проводит конкурсы на получение грантов. А, как показывает практика, большие гранты выигрывают только крупные, мощные структуры. И в этом плане объединение усилий трех институтов очень своевременно. К тому же, по многим грантам предусмотрен немалый материальный залог, который потом, конечно, возвращается. Но его надо сначала найти. В рамках трех институтов это сделать проще.

3

- В связи с темой науки не могу не спросить о перспективах развития экспериментального сектора МРНЦ.

- В экспериментальном секторе сложился прекрасный коллектив мощных ученых. Но, к сожалению,слишком высок средний возраст его членов — молодежь не особо туда идет. И ее можно понять: низкая заработная плата, отдаленность от города, неотремонтированные здания, где штукатурка кусками отваливается. Да и уход за животными, которые даже человеческое «спасибо» не скажут – тяжелый труд. Сейчас мы подлатаем здание вивария, но надо понимать, что лицензировать его не удастся никогда. И затем придется из существующих зданий в конце концов перебираться, потому что они абсолютно не подходят под современные требования. Для животных эти требования, например, по чистым зонам, даже выше, чем для «человеческой» операционной. Здесь, в «эксперименте», нужно строить центр доклинических испытаний, а строительство, как известно, связано с огромными вложениями. Как только будет определенность с финансированием, тогда смогу пообещать, что мы поднимем экспериментальный сектор. И вот тогда, скорее всего, к нам пойдет молодежь, потому что она будет видеть перспективы.

- Как все же планируете решать проблему с молодыми кадрами?

- И здесь, и в Институте имени Герцена мы пошли на эксперимент – набрали в этом году очень много ординаторов и аспирантов. Спасибо Министерству образования – теперь у нас есть 20 молодых специалистов, причем, с красными дипломами. Вот таким краснодипломникам мы готовы оплачивать стипендию и их дальнейшее обучение из бюджета объединенного института по договору. А потом ребята отработают три года на нужды института.

- То есть, старая советская система?

- Да, но подход жестче: если в первый год обучения аспирант не сдает сессию, то мы разрываем контракт, несмотря на затраченные уже материальные средства. Если, тем не менее, он захочет учиться дальше, то должен будет вернуть в кассу деньги за первый год. Ну а если сдаст, то, как вы сами понимаете, мы заинтересованы в таких ребятах и будем их дальше тянуть. Они уже вложились — инвестировались своим красным дипломом, и, если мы видим знания и желание учиться, то готовы за них платить.

Конечно, нужно одновременно обеспечить новую структуру и средним медперсоналом. Сейчас у нас здесь всего 5 операционных сестер. Поэтому мы в МРНЦ, как и в Институте имени Герцена, уже подняли зарплату операционным сестрам примерно в два раза. Сейчас они должны получить первую зарплату в удвоенном размере, так что надеемся на приток медсестер.

- Мы говорим сейчас уже об объединенной структуре?

- Пока еще нет, на данный момент я являюсь директором двух учреждений, в рамках которых я и делаю все, что могу. А в Институте урологии по общей договоренности все эти шаги повторяют. Раз в неделю мы проводим дистанционно совет директоров, а также практикуем клинические интернет-обсуждения, разборы, которые проходят три раза в неделю. В таком формате, например, недавно был очень оживленный спор по поводу проблем лечения рака молочной железы. И это новшество очень нравится и «имровским» ученым, и «герценовским», потому что появился дух соперничества, здоровой конкуренции и научного спора.

- Да и обмен опытом, знаниями — тоже, наверное…

- Конечно. Вы представляете, как продуктивно для лечения больного обсуждение целым коллективом самых разных специалистов высокого уровня? Это тоже наука — прикладная клиническая наука.

- Андрей Дмитриевич, Вы намерены продолжить свою преподавательскую деятельность, сотрудничать с медицинским факультетом Обнинского института атомной энергетики?

- Планируем взять к себе двух ребят из ИАТЭ. Мы уже встречались, и они очень мне понравились. Что касается преподавательской работы, то «усилим» некоторые кафедры медфакультета с сентября, может быть даже в виде чтения лекций десантом, то есть, приезжающими для этого специалистами. Кроме того, мы готовы предоставить клиническую базу для преподавания на старших курсах, а мы сейчас говорим именно о старших, потому что к нам, клиницистам, студенты попадают приблизительно с четвертого курса медицинских институтов. Пока будем сотрудничать с ИАТЭ на таких началах, потом, возможно, найдем еще какие-нибудь формы сотрудничества.

- Наверняка Вы планируете сотрудничать и с КБ-8 Федерального медико-биологического агентства России …

- Уже начали. Главврач КБ-8 Владимир Александрович Петров направляет нам своих специалистов на Дни открытых дверей, и таким образом КБ-8 участвует в работе на нашей базе. Это наши очень близкие друзья. Сам Владимир Александрович – замечательный человек, настоящий профессор и большой энтузиаст по внедрению всего нового.

- С Вашим приходом Дни открытых дверей для ранней диагностики и профилактики онкологических заболеваний различной локализации стали уже традиционными в МРНЦ. Это ощутили все жители Обнинска и Калужской области. Какие еще новшества нам ожидать в этом плане?

- Сейчас работаю над программой дистанционного обследования населения региона. Предварительно я уже разговаривал о ней с федеральным министром – Вероникой Игоревной Скворцовой, в скором будущем готов представить его региональному министру здравоохранения Елене Валентиновне Разумеевой, и дальнейшее будет зависеть от ее решения. Возможно, речь будет идти и о выездных врачебных бригадах для жителей районов Калужской области. Дороги сейчас в Калужской области благодаря вниманию губернатора хорошие и позволяют добираться до отдаленных уголков региона. Так что к осени, я думаю, можно будет запустить этот проект. Он будет способствовать увеличению процента выявляемости онкозаболеваний в регионе и борьбе с ними, поскольку не каждый, я думаю, захочет ездить на обследования в областной центр или Москву, и не каждый имеет такую возможность. Должен отметить, что диалог с областным Минздравом у нас хорошо налажен. Министр здравоохранения Елена Валентиновна — настоящий врач, педиатр. А педиатры вообще люди для меня святые, самоотверженные. И она идет на все, что приносить области пользу.

Кроме того, мы готовим сейчас серию брошюр — бесед о болезнях, в которых врач на доступном, популярном языке будет рассказывать о цистите, о раке предстательной железы, о простатите, о первых симптомах заболеваний, о том, куда надо обращаться и в каких случаях и т.д. Такие брошюры будут распространяться по поликлиникам, где мы планируем установить специальные стенды. Кстати сказать, для меня подготовка такой серии брошюр – обычная практика, а вот в Калужской области их переиздание в рамках МРНЦ станет новшеством. Возможно, будем распространять их и в Брянской области, и на федеральном уровне.

Также подумаем с Институтом урологии о том, чтобы объединить в рамках новой структуры темы исследований и лечения мужского и женского бесплодия. В МРНЦ есть отделение, занимающееся бесплодием, но не хватает комплексного подхода – обследоваться должны семейные пары, а не каждый по отдельности.

- Когда говорим о перспективах МРНЦ, нельзя не вспомнить о планах создания на его базе центра ядерной медицины…

- Это моя мечта.Но не знаю пока, насколько будет хватать средств. Для реализации этой программы, по предварительным расчетам, потребуется миллиардов девять. Конечно, мы мечтаем и о протонном ускорителе, и о модернизации отделения радионуклидных методов, мечтаем о работе с ФЭИ, где очень сильный директор Андрей Александрович Говердовский, который понимает в нашем деле и готов нам помогать. Если это получится, я буду самый счастливый человек. Потому что у нас в России нет протонного центра. В Японии действует 16 протонных центров, семь — ионных, а у нас пока ни одного.

Если дальше говорить о планах, мы продолжим взаимодействие с обнинскими институтами и в области радионуклидной диагностики и терапии. Дефицит по радионуклидной терапии щитовидной железы в России составляет 68%, у нас очереди до декабря, так что это направление будем продолжать развивать.

- Андрей Дмитриевич, Вы для города – человек новый. Могу я попросить Вас рассказать немного о себе. Вы — потомственный медик?

2- Нет, я совершенно не из медицинской семьи. Мой папа был боевым летчиком, он — Герой Советского Союза, сейчас ему 93 года, а мамы, к сожалению, нет уже 2 года.Я в семье первый, кто выбрал профессию медика и всегда мечтал быть хирургом. Сначала занимался урологией, потом перешел на онкоурологию, затем работал в Центре рентгенорадиологии руководителем отдела, но искал возможность оперировать больше и шире. У меня был замечательный учитель — известный онколог, академик Владимир Петрович Харченко. С ним мы много оперировали, разрабатывали методы кишечной пластики в онкологии, которые позволяют избежать калечащих операций. Теперь это мой «конек». Операция заключается в том, что при раке удаляется пораженный мочевой пузырь, из ткани кишечника формируется новый и к нему подсоединяется пересаженный мочеточник. После этого больной в состоянии самостоятельно мочиться, а это – совершенно иное качество жизни. Несмотря на то, что операция длится около семи часов, требует большого внимания, кропотливой работы, мне она доставляет большое удовлетворение, тем более, когда фактически обреченный человек уходит исцеленным.

- В МРНЦ онкоурология хорошо представлена: здесь внедрен передовой метод брахитерапии предстательной железы…

- Мы внедряли его одновременно с Анатолием Федоровичем Цыбом, только у нас в Российском научном центре рентгенорадиологии контроль за введением радиоизотопного источника осуществлялся с помощью ультразвука, а в МРНЦ – компьютерной томографии. Вообще эти два института, можно сказать, зеркальные, и мы с Анатолием Федоровичем очень дружили.

- И, наконец, такой естественный и, наверное, дилетантский вопрос: когда-нибудь будет найдено лекарство от рака?

- Мы все сделаем для этого. Как можно жить без большой цели? Ради этого мы и работаем — стоим в операционных, проводим исследования и эксперименты с животными, несмотря на мизерную зарплату. Очень многие силы задействованы в борьбе с раком.

Развиваем и международные связи. Недавно мы ездили в Гейдельберг, где расположен известный на весь мир онкологический центр, подписали договор о сотрудничестве в области исследований, сейчас обсуждаем совместные программы для решения нашей общей задачи – победы над раком.

Беседовала Елена Колотилина

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha