Научные изобретения во имя Победы

Карабаш 2

Алексей Георгиевич Карабаш — советский и российский учёный-химик, в недавнем прошлом ведущий научный сотрудник Физико-энергетического института, доктор химических наук, профессор, заслуженный изобретатель, Почётный гражданин города Обнинска, ветеран Великой Отечественной войны. Имя Алексея Георгиевича Карабаша широко известно в мире своими работами по спектральным методам анализа – принципиально нового направления в области аналитической химии веществ высокой чистоты.

Родился Алексей Георгиевич 10 февраля 1912 года. В преддверии Дня химика, 25-го мая 2012 г., в ГНЦ РФ-ФЭИ к 100-летию со дня его рождения открыта памятная доска. С уходом из жизни Алексея Георгиевича 14 декабря 2003 года сужается круг научных работников, которые в 1941-м году со студенческой скамьи добровольцами ушли на фронт.

Студентом 4-го курса Московского института тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова А. Карабаш сразу после объявления войны с Германией 22-го июня 1941-го года пришёл в военкомат. В соответствии с военной специальностью пиротехника был направлен на Центральную военную базу Калининского фронта старшим техником-лейтенантом.

Как известно, неожиданное и наглое вторжение немецко-фашистских войск на территорию нашей страны привело к печальным последствиям в начальном его периоде. Значительное число армейских баз со снаряжением и боеприпасами стали трофеями агрессора. Западная промышленная база страны оказалась на оккупированной территории. Красная Армия стала испытывать острую нехватку боеприпасов.

Центральная фронтовая база Калининского фронта становится научно-испытательным полигоном. Здесь старший техник-лейтенант А. Карабаш нашёл способ обновления стреляных гильз, противопоставленный нехватке латуни для гильз снарядов. Это изобретение было реализовано на всех фронтах и отмечено главным маршалом артиллерии Н. Н. Вороновым.

В 1943-м году, когда после Сталинграда враг пытается взять реванш на Курской дуге существенным усилением своей бронетехники, советская противотанковая артиллерия получает помощь от своих учёных, инженеров и воентехников. Основным противотанковым орудием Красной Армии была полковая 76-мм пушка ЗИС-3 с начальной скорость снаряда где-то 700 м/сек. Этой же пушкой был оснащён и танк Т-34. Бронебойный снаряд 76 мм орудия лобовую броню Тигра, Пантеры, да и других средних танков вермахта не пробивал. Инженерами и военспецами срочно был разработан и испытан подкалиберный бронебойный снаряд со стержнем боеголовки из особо прочного сплава. Этот снаряд на испытаниях пробивал броню немецкой бронетехники в 200 мм и более. Подкалиберные снаряды срочно были поставлены на Курскую дугу. В Первую танковую армию генерала Катукова на южном фасе Курской дуги была послана группа специалистов-разработчиков для исследования на практике их изобретения. В эту группу входил и А.Г. Карабаш.

Советская противотанковая артиллерия и бронетехника получили существенную помощь. Каждый орудийный расчёт и танковый экипаж располагали к началу событий на Курской дуге определённым, хотя и незначительным, количеством этих снарядов. В разгар боя на Южном фасе Курской дуги наша разведка перехватила донесение в Берлин немецких радиоразведчиков: «Русские не отступают. Они стоят на том же рубеже. Наши танки остановились. Они горят». И в этом значительная заслуга была создателей нового типа бронебойного снаряда.

В дальнейшем Алексей Георгиевич применяет принципы оптики к детонации — сложному физико-химическому процессу, сочетающему цепную реакцию химического превращения и фронт ударной волны.

В марте 1945-го года экспериментально обнаружено преломление детонационных волн в системах конденсированных взрывчатых веществ (ВВ.). Было предложено для бронепрожигающих снарядов и мин применять разрывные заряды со специальными собирающими линзами из ВВ, имеющих скорость детонации меньшую, чем у ВВ разрывного заряда. Проведя 110 экспериментов, исследовав влияние геометрических и физико-химических факторов, была показана большая эффективность кумуляции путём фокусирования в линзах ВВ детонационных волн. Таков краткий перечень оборонных работ старшего воентехника А.Г. Карабаша в Великой Отечественной войне.

Демобилизовался Алексей Георгиевич из армии в декабре 1945-го года и продолжил учёбу в МИТХТ. Одновременно работал в Институте общей и неорганической химии имени Н. С. Курнакова АН СССР, занимаясь разработкой методов анализа высокочистого урана и исследованиями трофейного немецкого урана. 13-го июня 1946-го года на заседании семинара Института физической химии АН СССР доложил свои отчёты «Преломление детонационных волн» и «Повышение направленного действия взрыва применением собирающих линз ВВ», получившие положительные отзывы крупнейших специалистов в области взрывов. Результаты этих работ в дальнейшем были использованы при создании первой советской атомной бомбы.

Термин «линзы» прочно вошел в обиход.

В августе 1948-го года Алексей Георгиевич был направлен в Арзамас-16 для работы над советской атомной бомбой. Был руководителем химико-аналитической группы в составе лаборатории Н.В. Агеева, где в составе коллектива металловедов занимался легированием плутония с целью стабилизации пластичной б-фазы для обеспечения оптимальных свойств материалов ядерного заряда. Совместно с А.И. Еловатской разработал методику фотоэлектроколориметрического определения основного легирующего компонента.

В начале июля 1949-го года был командирован Ю.Б. Харитоном в Челябинск-40 на завод «В» с полномочиями приёмки анализов ядерного заряда первой советской атомной бомбы РДС-1. После подписания Карабашем приёмочного акта по анализам ядерного заряда РДС-1 в августе 1949-го года две полусферы плутониевого заряда в двух металлических чемоданчиках были направлены из Челябинска-40 в Арзамас-16 для контрольной сборки и затем на Семипалатинский полигон. 29-го августа 1949-го года после сборки и подготовки «РДС-1» к подрыву был осуществлён ядерный взрыв. С созданием и успешным испытанием атомной бомбы в Советском Союзе был заложен «ядерный» паритет между двумя великими державами – СССР и США, что обеспечило мир на Земле.

В конце июля 1950-го года в составе коллектива лаборатории Н.В. Агеева А.Г. Карабаш переехал из Арзамаса-16 в Лабораторию «В» (будущий Физико-энергетический институт). Впоследствии руководил отделом химии и радиохимии. Группа Агеева стала первоначальным ядром отдела материаловедения.

Награды А.Г. Карабаша: ордена: «Красной Звезды», «Трудового Красного Знамени», «Знак Почёта», «За заслуги перед Отечеством IV степени», медаль «Автору научного открытия».

Великая Отечественная война оказала своё воздействие в той или иной мере на каждого из её участников. Алексей Георгиевич очень тонко чувствовал нюансы отношения общества к этой теме. Проблема сохранения исторической памяти о Великой Отечественной войне не могла оставить его равнодушным. Его усилия по созданию музея штаба Западного фронта в особняке Морозовой (Нижний парк) оказался пока нереализованным. Вместе с тем, Алексей Георгиевич даёт серию публикаций о работе штаба, роли Г. К. Жукова, командовавшего в тот период Западным фронтом. К ветеранам войны, своим коллегам по работе Алексей Георгиевич относился с особым уважением, даже, можно сказать, трепетно. Вот, что он говорил о них:

«Ветераны-учёные составляют особую когорту. Призванные на защиту родины, они заняли в армии соответствующие командные должности. А многие из них сложили головы». На вопрос – кто в институте из научных работников был вам наиболее близок? – ответил: «Прежде всего, А. Смирнов-Аверин и Г. Костарев, а также их семьи. Они оба — участники героических битв в блокадном Ленинграде. Они пошли на фронт со студенческой скамьи». Нужно сказать, что оба этих учёные, сотрудники института, рано ушли из жизни. Подобная тенденция, к сожалению, стала закономерностью. Алексей Георгиевич приложил немало сил, чтобы увековечить их память. На здании, где они работали, установлены мемориальные доски.

Подарком судьбы для себя считаю общение, встречи, совместное обсуждение различных житейских проблем – ветеранских, и не только, с известным учёным, доктором химических наук, А.Г Карабашом. Знакомство и общение с Алексеем Георгиевичём началось где-то в середине 80-тых, когда наша 21-я теплофизическая лаборатория проводила совместно с химиками (лаборатория Н.П. Ермолаева) стендовые работы по исследованию водно-химических режимов для атомных энергетических установок. И хотя эти встречи и общения были не очень частыми, на меня они оказали определённое влияние. Эти встречи продолжились до конца его жизни.

Владимир Вареник, ветеран Великой Отечественной войны

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha