Олег Дмитриевич Казачковский: ученый и воин Великой Отечественной

С Олегом Дмитриечем

Учёный-физик, известный не только в Обнинске, но и в России, и за рубежом, участник Великой Отечественной войны, Олег Дмитриевич Казачковский начал свой путь в науку перед войной. Однако вошёл в неё обстоятельно и надолго, практически на всю последующую жизнь, вернувшись с войны.

Пройти всю войну от начала и до конца, дважды быть раненым, и затем вернуться в науку, стать известным учёным, лауреатом Ленинской и других премий и наград – случай уникальный. Других таких примеров я не знаю.

В 1933-м году Олег Дмитриевич поступает на физфак Днепропетровского университета и успешно его заканчивает в 1938-м году. В этом же году он поступает в аспирантуру Физико-технического института при Днепропетровском университете, где, как он говорил, «окунулся в исследовательскую работу». Руководителем Олега Дмитриевича был известный учёный В.И. Данилов. Однако кандидатскую диссертацию по работе диссертанта он защитил после войны.

Весной 1941-го года О.Д. Казачковского вызвали в военкомат и предложили поехать на очередные военные сборы в Бессарабию. Вызвали не только его. Поехали и другие аспиранты, его товарищи. Вскоре началась война, которую он прошёл, как говорил «от звонка до звонка». Вспоминая об этом, Олег Дмитриевич говорил, «Началась война, и я, как и другие ребята, ушёл на фронт. После войны остался в живых только я один, все остальные погибли».

Вспоминая о себе и о том времени, Олег Дмитриевич говорил: «Итак, всё, черта под прошлым подведена! Начинается иная жизнь. В ней нет места тому, что было прежде… Забудь науку, аспирантуру, всё то, что так интересовало, волновало тогда! Надо сосредоточиться на том, что сейчас перед тобой, выполнять единственный ныне долг – воевать!»

Военные дороги Олега Дмитриевича оказались ох какими непростыми. Сначала отступление от Бессарабии, затем Украина, Сталинград. Вгрызались в землю, отражая атаку за атакой немецких танков. Они шли стороной, в тылы фронтов, создавая котлы окружения наших соединений. Пикирующая и штурмовая авиация гитлеровцев добивала последние очаги сопротивления. И только в Сталинграде была сломлена эта тенденция. Отступать было уже некуда.

В войска стала поступать новая, более современная, техника. Мы научились воевать, от генерала до солдата. Войну закончил Олег Дмитриевич на Эльбе, недалеко от Гамбурга в должности начальника разведки полка в звании майора. Его боевые награды: орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны первой и второй степени, фронтовые медали.

Осенью 1945-го года Олег Дмитриевич обращается с письмом к члену Совета Северной группы войск генералу Н. Субботину. В письме была изложена следующая мысль: я честно исполнил свой долг от начала и до конца войны. Но я физик и думаю, что теперь могу служить отечеству в этом качестве. Ответ пришёл с нарочным: «Демобилизовать немедленно». Однако демобилизован из армии Олег Дмитриевич был в 1946-м году. Бюрократическому аппарату армии для этого понадобилось, чуть ли не полгода.

В Москве, где обосновался Олег Дмитриевич после демобилизации из армии, происходит неожиданная встреча и знакомство с действительным членом Украинской АН, крупнейшим учёным-ядерщиком Александром Ильичем Лейпунским. Встреча с Лейпунским состоялась в гостинице Москва. На заданный вопрос о ядерной науке и компетентности в ней Казачковского, Олег Дмитриевич честно признался, что в ядерной физике ничего не смыслит. В ответ Лейпунский ответил, что тут ничего сложного нет. Сказал, что возьмёт к себе. Рекомендовал заняться чтением популярной литературы по ядерной физике известных специалистов. И этого будет достаточно для начала.

Первая научная работа, к которой был подключён Олег Дмитриевич – измерение сечения захвата тепловых нейтронов в уране и тории. Работа проводилась в Лаборатории № 3, которой руководил известный учёный, академик А.И. Алиханов. О. Казачковский был включён в группу А. Лейпунского. После завершения этой работы Александр Ильич сказал, что теперь надо будет думать о более сложных и более ответственных исследованиях по неупругому рассеиванию быстрых нейтронов. Что это такое и почему именно это важно Александр Ильич не объяснил.

Вспоминая об этом, Олег Дмитриевич говорил: «… потом, в 50-х годах, когда Александр Ильич стал научным руководителем проблемы реакторов на быстрых нейтронах, а я его заместителем, многое для меня прояснилось. Эффект неупругого рассеяния в этих реакторах должен играть важную, если не ключевую роль».

Где-то в середине 1947-го года Александр Ильич сказал, что уходит из Лаборатории № 3 и предложил Казачковскому: «Если вы хотите продолжать и дальше со мной работать, нужно переходить в другой ядерный институт, который называется Лабораторией «В». Он расположен в Подмосковье, за 100 км от Москвы».

В 1948-м году Олег Дмитриевич переезжает с семьёй в Лабораторию «В». Города как такового тогда ещё не было. Был посёлок за колючей проволокой. В Лаборатории работали также немецкие специалисты и учёные.

Одной из главных задач на тот период стало построение и пуск в работу атомной электрической станции (АЭС). Как известно, задача была выполнена. Обнинская АЭС стала первой в мире атомной станцией, давшей электрический ток в промышленные сети.

В начале 1950-го года Лейпунский сообщил своему заместителю Казачковскому, что подал записку в правительство о Проблеме реакторов на быстрых нейтронах (РБН). И далее, что уже принято решение о приоритетной разработке Проблемы с выделением материальных и людских ресурсов. Головной научной организацией определена Лаборатория «В», а сам Лейпунский назначен научным руководителем Проблемы в целом. «И это было именно то, ради чего мы и остались здесь», позднее скажет Олег Дмитриевич Казачковский.

В чём суть проблемы? Реакторы на тепловых, или медленных, нейтронах работают на обогащенном уране-235, которого всего 0,7% в ископаемом уране. «Быстрые» же установки, нарабатывая плутоний, вовлекают в энергопроизводство идущий в отвалы уран-238, которого в добытом сырье 99,3%. Поэтому БР с самого начала эпохи атома рассматривались в качестве основы развития ядерной энергетики.

После своего назначения на пост министра Среднего Машиностроения (Средмаша) Ефим Павлович Славский приехал в Обнинск вместе с секретарём ЦК партии А.Б. Аристовым. Пришли они в стендовое помещение, где велась сборка первого быстрого реактора БР-1. Он сам стал пояснять Аристову, насколько важно то, чем занимались тут сотрудники. Указал на кубик из естественного металлического урана и сказал, что когда Проблема будет решена, этот кусочек будет равносилен многим десяткам тысяч тон угля.

Первый советский экспериментальный реактор БР-1 был пущен в ФЭИ в 1956-м году и подтвердил возможность расширенного воспроизводства плутония. На реакторе БР-5, работавшем с 1959-го года, были получены первые данные, необходимые для разработки энергетических быстрых реакторов с натриевым теплоносителем.

Вероятно, чтобы развивать тематику быстрых реакторов в Средмаше, Ефим Павлович Славский отправляет О.Д. Казачковского в НИИАР в Мелекесе директором института. С 1964-го года Олег Дмитриевич возглавляет этот институт. Под его непосредственным руководством в 1970-м году пущен в эксплуатацию экспериментальный реактор БОР-60.

После смерти Александра Ильича Лейпунского в 1972-м году Ефим Павлович Славский возвращает О. Казачковского в ФЭИ в качестве директора института. Работы, которые вёл институт по быстрым реакторам, требовали присутствия Олега Дмитриевича в Обнинске. Предстояли работы по энергетическому пуску БН -350. На БН-600 шли монтажные работы. Физико-энергетический институт по-прежнему должен был осуществлять научное руководство по Проблеме быстрых реакторов. В 1973-м году вступил в строй блок БН-350, предназначавшийся для выработки электричества и тепла для опреснительной станции в прикаспийском городе Шевченко. В 1980-м заработал БН-600. Сейчас готовится к энергетическому пуску БН-800. В планах строительства следующий блок – БН-1200.Научное руководство по всем этим объектам осуществлял и продолжает осуществлять Физико-энергетический институт.

Труд патриарха атомной энергетики и ядерной реакторной физики, доктора физико-математических наук, профессора Олега Дмитриевича Казачковского, бывшего руководителя научных институтов в Димитровграде и Обнинске министерства среднего машиностроения Родина отметила щедро и вполне заслуженно. Ему была вручена Ленинская премия за работы по физике быстрых реакторов, присвоено звание Заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, он был награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции, Дружбы народов, «Знак Почёта», «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Олег Дмитриевич также является Почётным гражданином города Обнинска. С 1987-го года и до конца своих дней Олег Дмитриевич продолжал работать в институте в качестве советника генерального директора ГНЦ РФ-ФЭИ.

Своё военное прошлое Олегом Дмитриевичем забыто не было. Он часто посещал мероприятия, проводимые Советами ветеранов, заинтересовано обсуждал с ветеранами проблемы войны и мира, проблемы прошлого и настоящего нашей страны. Он тепло и с должным пониманием относился к ветеранам войны, сотрудникам института, высоко ценил их вклад в становление коллектива, решение научных проблем институтом. Говоря о начальном периоде Лаборатории «Б», он отмечал: «Первое время сюда приходили в основном люди, прошедшие войну: Алексей Смирнов-Аверин, Георгий Костарев, Фёдор Украинцев, Александр Андросенко, Николай Леонтъев и другие. Они принесли с собой такие свойственные фронтовикам качества, как организованность, деловитость, энтузиазм. И это во многом определило складывающуюся в институте атмосферу и стиль в работе».

Скончался Олег Дмитриевич в конце 2013-го года, не дожив до 70-летия Победы чуть больше года.

Владимир Вареник, ветеран Великой Отечественной войны

На фото: О.Д. Казачковский с автором очерка, В.В.Вареником

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha