Чтиво недели

• Джон ЛЕ КАРРЕ, Песня для зебры
Издательство CORPUS, 448 стр.

Вот говорят, что Берлинская стена разрушена, «железный занавес» упал, и теперь все мы братья, или, по меньшей мере, друзья. Не тут-то было! Геополитических интересов никто не отменял, а, стало быть, холодная война продолжается, и шпионы без работы не останутся никогда. Во всяком случае, до тех пор, пока мир разделен на государства.

Книги Джона Ле Карре давно занимают почетное место в списках классики шпионского романа. Сам в прошлом сотрудник британской разведки, он пишет о рутинной шпионской работе: в его книгах нет стрельбы и беготни, как в романах о Джеймсе Бонде, но зато репутация писателя столь высока, что он может позволить себе слабость создать очередной шедевр – издатели не требуют от него срочной сдачи рукописи в набор.

Герои Ле Карре — живые люди на трудной работе, по сути, не шпионы, а почти клерки, почти чиновники, которым часто требующей выбирать между долгом и совестью. «Песня для зебры» — это личная одиссея Сальво, молодого талантливого переводчика, наполовину конголезца, наполовину англичанина, владеющего множеством африканских языков, внештатного сотрудника британского Минобороны. Получив ответственное секретное задание, он улетает переводить на конференции, от которой зависит судьба его родного, ныне независимого Конго.

P.S. Заметим, что Конго – это бывшая колония. А Сальво теперь подданный метрополии. Как там у Аладдина: я раб лампы, но я твой друг


• Тед ЧАН, Купец и Волшебные врата
Издательство АСТ, 384 стр.

Тед ЧАНТед Чан — американский писатель-фантаст китайского происхождения, и в его активе больше наград, чем написанных фантастических произведений. Собственно, представляемая книга – это все, что успел написать этот автор. К своим уникальным сюжетам Тед Чан принципиально не пишет продолжений – он по-хорошему ленив, как и положено быть настоящему гению. В творчестве этого американского китайца можно выделить особняком стоящую тему лингвистики и все с ней связанное. К слову сказать, Тед Чан имеет диплом по информатике, а поэтому его интерес к теме религии вполне обоснован. Помните, вначале было слово, и слово было Бог. Впрочем, по мнению некоторых исследователей Библии, все дело в неточности перевода: вместо «слова» должна быть «энергия». По словам самого фантаста, его интерес к религии совершенно абстрактен. Ведь недаром в его рассказе «Ад — это отсутствие Бога» описывается некая иная Вселенная, в которой тоже имеется религия, но эта религия совершенно не требует веры в Бога. Эге? Сравните-ка это с высказыванием Жан-Поля Сартра «Ад – это другие».

P. S. По умению задавать вопрос извечный вопрос всех фантастов «А что случится, если…?» Теда Чана можно поставить вровень с самим великим Филипом Диком, которого Станислав Лем еще при своей и его жизни назвал единственным американским фантастом, достойным внимания. Жаль, что ни автор «Соляриса», ни автор «Убика» не дожили до нынешних времен – они убедились бы, что в США родился еще один фантаст, за которого не будет стыдно и в Европе.

Сергей Коротков

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha