Памяти Петра Никифоровича Мартынова

201_0

Наверное, есть что-то в просторах Калужского края, располагающее к полету мысли, к научному поиску, к творческому озарению. Сколько имен, сколько судеб ученых связаны с Калужской землей. Циолковский, Чебышев, Тимофеев-Ресовский …. Когда-то роду Тимофеева-Ресовского принадлежали земли Барятинского района, природа которого очаровывает своей неповторимой красотой. Отсюда родом был и наш обнинский ученый, доктор технических наук, профессор, зам.генерального директора ФЭИ Петр Никифорович Мартынов, недавно ушедший из жизни в возрасте, в котором он мог еще многое сделать для отечественной науки. Впрочем, и успел он сделать немало.
В Физико-энергетический институт Петр Никифорович пришел после МИХМа — Института Химического машиностроения в Москве. Здесь и остался….. на 40 лет. В трудовой книжке Петра Никифоровича указано всего одно место работы – «Физико-энергетический институт»!
Сейчас много говорят о падении качества образования в средних школах. Казалось бы, какое образование может быть в сельской глубинке, в деревне Жданово, где родился П.Н.Мартынов. Школа-семилетка в районном центре, в 10 км от Жданова. Потом, последние три класса – Барятинская средняя школа, вдали от семьи, на квартире у чужих людей. Впрочем, и в семье некому было заниматься его образованием: Петр Никифорович – пятый ребенок. Отец-фронтовик умер от ран вскоре после войны. Мать одна поднимала пятерых. Именно школьные педагоги, а это были учителя высочайшего уровня, заложили такой прочный фундамент знаний, что в московский вуз Петр Никифорович поступил с легкостью. Кстати, все пять детей Мартыновых получили высшее образование в Москве.
Конец шестидесятых — время небывалого расцвета науки в СССР. Перед выпускником МИХМа П.Н.Мартыновым открыты широкие возможности для приложения своих сил. Но триумф атомной науки омрачался недавней аварией на АПЛ. Причины этой аварии были чисто технологического свойства, и выяснить их предстояло создаваемой в Физико-энергетическом институте лаборатории. Набирал сотрудников для новой лаборатории Юрий Иванович Орлов, позже — ученый с мировым именем. Одним из первых на «смотрины» к нему пришел П.Н.Мартынов и был принят.
Та самая трагедия с АПЛ, которая дала начало лаборатории, способствовала проникновению в совершенно другие области знаний, применению их теперь уже не в военных, а в гражданских целях. Причину аварии подводной лодки выяснили: дело оказалось в том, что теплоноситель нуждался в более тщательной очистке от примесей. Вторым этапом отработали технологии его очистки, чтобы избежать подобных аварий в дальнейшем. Таким образом, военные задачи были выполнены: аварий больше не повторялось, а уникальные корабли – легкие, быстроходные, подвижные, маневренные – долгое время доминировали в Мировом океане. И даже американцы признали наше превосходство: они занесли эту АПЛ в книгу рекордов Гиннесса как самую высокоскоростную среди лодок подобного класса.
«Пока занимались технологией жидкометаллического теплоносителя свинец-висмут, была проделана гигантская работа по химической технологии, по физхимии, по пониманию процессов, которые идут в жидком металле, — рассказал как-то в интервью нашему корреспонденту Петр Никифорович. – Поведение примесей, методы их контроля – все то, что называется культурой примесей, стало нашим ноу-хау». Полученные знания легли в основу тех разработок, которые сегодня находят широкое применение не только в атомной энергетике, но и в других отраслях промышленности, в медицине, сельском хозяйстве. А тогда, в начале 90-х, когда страну захлестнула рыночная стихия, казалось, науке не выжить. Государственное финансирование науки сократилось до минимума, а продавать научную продукцию «на рынке» никто не умел. Петр Никифорович Мартынов фактически стал первопроходцем: он смог быстро переориентировать деятельность лаборатории на рыночные потребности. Уникальные технологии очистки металлов оказались применимы и для других сред – жидкостей, газов. А значит, с помощью военных технологий ФЭИ можно решать самые мирные, самые актуальные для всего человечества задачи чистоты воздуха, которым мы дышим, воды, которую мы пьем. Это — первая рыночная ниша, куда проникли специалисты под руководством П.Н.Мартынова.
Понятно, что проблема продажи технологий вообще не стояла в советские времена. Тогда основная масса советских ученых работала на обеспечение обороноспособности страны. Петр Никифорович вспоминал, как гордился своей сопричастностью к решению задач государственной важности. А затем не менее важной государственной задачей стало развитие инновационной составляющей деятельности Физико-энергетического института. К тому времени Госкорпорация «Росатом» заняла лидирующие позиции в России по созданию инновационной экономики. Физико-энергетический институт Росатома с его фундаментальными работами мирового уровня обладал мощным инновационным потенциалом, который необходимо было задействовать в полной мере. И Петр Никифорович успешно справился с этой задачей, возглавив в ФЭИ инновационное направление. А затем весь свой опыт применил в разработке передовых технологий, создаваемых в рамках Отделения физико-химических технологий (ОФХТ), которым он руководил до последнего своего часа. И прошедший 2015 год стал триумфальным для него и для ФЭИ в целом: под руководством Петра Никифоровича Мартынова Физико-энергетическому институту удалось разработать технологию и наладить выпуск микроисточников для лечения онкологических больных методом брахитерапии. На ближайшее время у него было множество планов, остались незавершенными интересные проекты….
Никогда не забывал Петр Никифорович и свою малую родину: после смерти матери он обустроил деревенский дом, где проходило его детство, и часто наведывался туда, когда выдавалось свободное время. Старался по мере сил помочь землякам, которые переживали не лучшие времена, вдохнуть жизнь в этот удивительный по красоте край. Он помог восстановить церковь, за что Митрополит Калужский и Боровский Климент отметил Петра Никифоровича грамотой. Было даже в его замыслах организовать регулярные экскурсионные туры по тем местам, где, кстати, есть еще одна достопримечательность: Волга и Днепр в этих местах так близко подходят друг к другу своими притоками, что в старину 10 километров между ними преодолевали «волоком» — волоча речные суда по суше.
Его идея возрождения этих мест тоже воплотилась в проект, столь же тщательно продуманный и направленный на практическое внедрение, как и все остальные его проекты. Но этому проекту уже, видимо, не суждено быть реализованным: Петр Никифорович ушел из жизни внезапно, не успев воплотить многие свои замыслы. И светлая память о нем будет жить, в том числе, в добрых делах его на благо России и родного Калужского края.

Елена Колотилина

Both comments and pings are currently closed.

Комментирование закрыто.

Яндекс.Метрика
afisha